Воронеж БИЗНЕС

«У нас конвергентное СМИ», – редактор «КП-Воронеж» Максим Горохов

«У нас конвергентное СМИ», – редактор «КП-Воронеж» Максим Горохов

Источник: abireg.ru
Воронеж. 30.11.2021. ABIREG.RU – Аналитика – «Абирег» продолжает проект «Первые», в рамках которого разбирается в тенденциях и проблемах развития регионального медиарынка. В этот раз мы поговорили с редактором «КП-Воронеж» Максимом Гороховым. Он рассказал о жизни регионального отделения всероссийского СМИ, о том, для чего Комсомольской правде собственное радио, о законодательных нюансах и жизни газеты. – Давайте начнем с насущного, а именно с вашей преподавательской деятельности на факультете журналистики. Расскажите про то, какие изменения вы сейчас видите в связи с дистанционным обучением. В чем проблема в обучении будущих журналистов таким образом? – Надеюсь, что до конца года нам разрешат общаться со студентами в очном формате, хотя не факт. При дистанционной форме обучения сложнее общаться со студентами на эмоциональном уровне. Когда их не видишь вживую, ты не общаешься с ними как с группой, неким организмом, у которого есть внутренние взаимодействия. Это чисто психически даже сложнее. Ты говоришь в экран и стараешься донести до них информацию еще сильнее. Плюс это должно записаться, чтобы этим кто-то мог воспользоваться. Но не видя отдачи, не чувствуя какой-то коллективной реакции, ты не получаешь живого взаимодействия. Данная форма обучения сложнее с точки зрения технических моментов, платформ проведения занятий. В целом содержание материала от этого не особо меняется. Те дисциплины, которые у меня есть, ориентированы на практический аспект. Так же, как мы с журналистами можем общаться по поводу наших тем, обсуждать планы, и здесь мы разбираем какие-то материалы, минимальную теорию, плюс какие-то практические рекомендации я тоже им даю. – Как педагог-практик, вы объясняете студентам Закон «О СМИ». Надо ли им рассказывать о Законе «Об иноагентах» и новых правилах, которые принимаются с точки зрения легких репрессий, адресованных журналистам? – По самому профилю моих предметов правовой аспект изначально не прописан как отдельный блок. Есть отдельные предметы, посвященные праву и СМИ. Но говоря о практических вопросах, я, конечно, рассказываю студентам о том, какие подводные камни их могут ждать. То, о чем вы сказали, Закон «Об иноагентах», – это просто очередной пункт всей палитры, который тоже надо учитывать, о нем говорить, равно как и о вещах, связанных с экстремизмом. Этих ограничений довольно много. Например, право человека на защиту персональных данных. Если вчитаться в этот закон, то можно прийти к выводу, что вообще ничего нельзя публиковать, даже какой глава ТСЖ на сходе граждан выдвинул инициативу. СМИ не может сказать, ни как его зовут, ни что за ТСЖ. Это уже до абсурда доходит. Например, иллюстрации. Раньше все свободно использовали из общего доступа, писали ссылку на конкретный сайт, просто соцсети, а сейчас появились конторы, специализирующиеся сугубо на том, чтобы защищать авторские права тех людей, которые эти иллюстрации изготовили. Иски растут – раньше было 10 тыс. рублей минимально, а сейчас уже просят по 100 тыс. рублей. Доходит до смешного: за костюм мальчика-вареника 100 тыс. рублей у нас белгородское издание пыталось отсудить. Там совершенно глупый случай, не хочу сейчас вдаваться в подробности, чтобы не смешить народ, но тут даже ни о какой солидарности речи не шло, юристы работают, 100 тыс. за фотографию. Приходят уже оформленные типовые иски, где написано, мол, мы можем в досудебном порядке договориться или будем требовать такую-то сумму. Я, как редактор, понимаю, что неудачную иллюстрацию может взять любой из студентов, который просто на практику ко мне придет и будет писать заметки на сайт. Конечно, я его сразу не посажу, он под присмотром будет. Но завтра он будет молодым сотрудником либо просто будет понятно, что человек толковый, а лента должна обновляться оперативно, каждую букву не будешь сверять. Конечно, я должен об этом говорить, равно как и об иноагентах, но к иноагентам я сам не особо привык. Суть в том, что это еще дополнительный подводный камень, который нужно иметь в виду. Все вещи, связанные с изображением, с детьми, в голове держать нужно, но это делать всё труднее, потому что их становится больше. Тем более начинающим сотрудникам. С другой стороны, вообще ничего нельзя делать. Вот вам и дилемма, либо они ничего не делают, опасаясь всех этих вещей, либо во все тяжкие, надеясь на авось, но здесь очень четко указано, что не прокатит так ни со стороны государства, ни со стороны тех, чьи права защищаются. – Мы находимся в радиостудии. Я слышал, что проблема КП в том, что радио даже перетягивает аудиторию самого сайта СМИ. Расскажите про этот проект. – У нас, не побоюсь этого слова, действительно конвергентное СМИ. Кто-то говорит о конвергенции, а у нас она реально есть. Мы даем право выбора получать информацию там, где удобно. Кто-то – по радио, кто-то – на сайте или в газете, которую некоторые из наших коллег-журналистов считают анахронизмом. Что важно при разговоре о конвергентной редакции, содержание производится одними и теми же людьми. Владимир Ворсобин – одно из современных звездных имен «Комсомолки». Сегодня он в Хабаровске, потом поедет в Белоруссию разбираться, что там на границе с беженцами, потом еще куда-то. И мы можем быть уверены – это выйдет и в газете, и на сайте, а потом и в собственной программе «Гражданская оборона» на радио. Также у него есть свой Telegram-канал. Получается человек-оркестр. Так он не один такой. Каждый автор «Комсомолки» общефедерального статуса и программу свою ведет, и в газете появляется, и на сайте. То же самое у нас происходит на региональном уровне. У нас нет отдельного штата сотрудников на радио, но при этом есть материалы чисто в радиоформате. Потом на основании этой записи мы сделаем публикацию на сайт, если там будет что-то интересное. Это будет очень оперативно, буквально через 5 минут человек напишет на сайт хотя бы короткую новость, а потом развернутую. У нас относительно недавно появился отдельный сайт у радио, куда выкладываются все записи передач. Говорить здесь о том, что аудитория перетекает, довольно проблематично. Человек всё время находится в этом информационном поле. Если вы едете в машине, вас интересует радио, вне машины вы зашли в соцсети – лента новостей. На самом сайте актуальная повестка, со всех регионов, в том числе в Воронеже мы заметок 40 выпускаем ежедневно. На одном из мировых форумов какой-то спикер как-то сказал, что мы живем в мире, где не или газета, или радио, или сайт, а где и газета, и радио, и сайт, и баннерная реклама, и рассылка, и соцсети, и подкасты. Мы должны быть там, где есть наша аудитория. Федеральное издание старается на всех этих площадках присутствовать, а насколько хватит сил у регионалов, зависит от каждого конкретного предприятия. Мы не можем на каждое направление выдвинуть людей, поэтому устраиваем дополнительную конвергенцию. Здесь важно, чтобы люди были готовы обучаться и включаться в этот процесс. Мы здесь неизбежно упираемся в разговор о качестве, что ты вынужден и то, и то, и то. Но я всех активно заманиваю, зазываю и такой аргументацией: приходите – научим, вы будете потом заниматься чем угодно. – Следующий вопрос по поводу жизни регионального отделения федерального СМИ. Мы немного уже коснулись его. Расскажите про региональный сайт КП. Как он развивается, к чему идет? – Сайт у нас kp.ru. Он у нас большой федеральный, включает всю информацию. То, что публикуется регионами, для местных читателей выходит на первый план чисто технически. Если это громкий инфоповод, то вся страна его читает, потому что мы отправляем ссылки на такие материалы Москве, они ставят их на общую обложку. С точки зрения содержания здесь тоже есть определенная редакционная политика. Сайт испытывает сейчас последствия тех мер, которые, вероятно, принимают «Яндекс» и соцсети. Есть определенные алгоритмы у средств доставки нашего контента, которые не зависят от нас. Например, раньше из соцсетей и «Яндекс.Дзен» у всех СМИ было много переходов. Сейчас поменялась ориентация. Соцсети хотят заработать на том, что они показывают своей аудитории. Им незачем показывать другие источники, уводить аудиторию в другую сторону. Они, видимо, прикрутили краник. Что касается «Дзена», упор в нем больше идет на контент активных авторов, не СМИ. Мы имеем представление о том, что происходит, но вопрос в ресурсах: кто какими ресурсами обладает, как их израсходовать? Региональная редакция в этом смысле более ограничена. С другой стороны, это накладывает бОльшую ответственность на самих авторов при выборе темы, при ее подаче, осмысленном взаимодействии с аудиторией: чем ее зацепить, чтобы она не только получила новостное содержание, но и поняла, как это вообще влияет? Я не говорю про большую аналитику, но хотя бы на уровне здравого смысла, чтобы были у аудитории выводы на основании того, что мы ей предлагаем. Это всё не так просто. – По поводу зарплат. В вашем издании рядовой сотрудник получает больше или меньше 30 тыс. рублей? – Скажу не напрямую. У нас люди, которые работают по совокупности тех задач, которые я описал, получают не ниже среднего по нашему местному рынку. Если человек активный, то и больше среднего по рынку. У нас людей не так много именно пишущих, поэтому тут у нас есть простор. Это выражается в деньгах: больше заметок написали – больше получили. У кого-то больше просмотров, кто-то больше развернутых текстов написал, кто-то в Москву отправил что-то и больше заработал. А иногда от потенциальных сотрудников, которые не успели вникнуть в специфику работы и не ознакомились со способами увеличения оклада, могу услышать, что у нас низкие гонорары. У нас складывается парадоксальная ситуация, когда я даже не могу человеку, который спросил про размер зарплаты, сказать точно, сколько он будет зарабатывать. Зависит от его активности. Другой подход: человек говорит, что он бы хотел столько-то, тогда я говорю, что он будет получать такую сумму, но объясняю, при каких условиях. – Как «КП-Воронеж» зарабатывает? Это федеральное финансирование из общего ключа, это реклама, госконтракты? Что еще? – Федеральное финансирование в меньшей степени, потому что мы являемся партнерским предприятием по отношению к федеральному. У нас есть определенные обязательства в рамках взаимодействия под одним брендом. Мы можем у себя размещать федеральную рекламу, можем свою туда отправлять. Мы большая организация, у которой есть разноплановые форматы работы и с аудиторией, и с рекламодателями, и с партнерами в регионах. Основные наши источники, если говорить о печатной версии, – это продажи тиража. Если говорить о взаимодействии с рекламодателями – это реклама на сайте, радиореклама, реклама в газете, размещение в соцсетях как дополнение, например, к размещению на сайте. Вы упомянули госконтракты. Не секрет, что мы взаимодействуем с органами власти в разных регионах при разной степени успеха и активности. Это важное направление. Все источники стандартные. – Вы выходите на самоокупаемость с этими источниками? – Мы же находимся с вами в этом помещении, в этой студии в том составе, в котором находимся, – значит, процесс идет, работа себя в этой части оправдывает. Конфигурация меняется, ориентируясь на динамично меняющийся пейзаж. Мы стараемся в нем выживать, как и многие сейчас, начиная от парикмахерской, супермаркета и заканчивая банком или госкорпорацией, одна из которых, как мы слышали, оказалась на грани банкротства. – По поводу газет. Вы считаете, что это не архаизм, в некоторых моментах они оправдывают себя, являются более читаемым источником информации, чем иные. Вы не знаете о планах КП федеральной, региональной? Когда-нибудь они откажутся от газет или нет, вообще идут такие разговоры? – Я думаю, что не откажутся. КП является сейчас наиболее массовой газетой, насколько я знаю. Тираж еженедельного выпуска около миллиона. Если взять толстушку и ежедневку, то это наиболее массовый тираж сейчас в России. Зачем же от него отказываться? Это большая аудитория. Мы видим, что происходят возрастные трансформации, что аудитория газеты становится более возрастной, аудитория интернета считалась более молодой, но тоже уже успела постареть. Всё это перетекает, развивается, но это же миллионы людей в масштабах страны. Зачем же отказываться от этого и сознательно делать шаги, чтобы сузить, переформатировать то, что есть. Другое дело, что к этому нужно добавлять другие каналы связи с аудиторией, которая привыкла к иному способу получения информации в другом режиме, другой конфигурации, других условиях с другими техническими средствами. Я был на всемирном конгрессе в Киеве в 2012 году. На нем мировые издатели говорили: «Мы столько лет уже говорим об интернете, о смерти газет, что, если бы мы всё это время не выдергивали денег из газет в пользу интернета, который не обеспечил окупаемость, а, наоборот, поддерживали газеты, может, они бы и вовсе не умирали». Подозреваю, что почти 10 лет, которые с тех пор прошли, нанесли дополнительный урон газетным делам. Опять же система распространения считается ключевым фактором. Хорошо если киоски не закрываются в угоду новым веяниям. <...> Воронежская область – один из передовых регионов в плане поддержки прессы в киосках. В то же время почтовую подписку, которую осуществляет монополист, люди уже не могут себе позволить оплатить в отдаленных населенных пунктах из-за высокой цены, а альтернативы нет. Итог – они отказываются. В прогрессивных в этом смысле западных странах печатная пресса поддерживается как-то. – Там культура чтения газет существует. У нас после распада СССР спад пошел. – Это да. Если бы была инфраструктура соответствующая в этом плане, общий климат благоприятный плюс настроение внутри сообщества, то, может, всё бы казалось не таким печальным. Я думаю, КП от печатной версии не откажется, пока она существует как бренд. – К какой нише вы относите свое издание? Вообще оцените качество воронежских СМИ. Это же все-таки, в основном, не желтая пресса, нормальная журналистика. – Мы таким понятием, как желтая пресса, не оперируем. Есть понятие массового издания. Мы ближе к нему. Оно адресуется к наиболее широкому кругу получателей информации, которую издание не специализирует по какому-либо признаку – профессиональному, возрастному, уровню дохода. Наша аудитория – это люди, которые следят за происходящим, которые хотят ориентироваться в том, что их окружает в информационном контексте и не только, в самой ситуации. Мы ориентируемся на них. Ваше издание ориентируется на специализированную аудиторию с определенным родом занятий и уровнем доходов – это чиновники, бизнесмены. Бизнесмен тоже иной раз дышит тем же воздухом рядом с лесом, который завтра вырубят, он сталкивается с теми же противоковидными правилами, которые оказывают на него влияние. Он должен понимать, в каком мире живут он и его потребитель. Эти вещи касаются всех. В этом случае ваш клиент – это и наш клиент. Отличие может быть в языке изложения, в отсутствии специфичности, доходчивости. – Финальный вопрос. У вашего издания наблюдается небольшая стагнация с точки зрения рейтинга «Медиалогии». Допустим, в 2015 году индекс цитируемости был на уровне 17, а к 2019 году он уже находился в районе восьми. С чем вы это связываете? Есть ли у вас цель исправить ситуацию? – Я думаю, что этот индекс будет увеличиваться, потому что какая была история... Технические алгоритмы «Медиалогии» нам с вами не очень понятны. Недавно этот сервис разделил КП на сайт и газету, теперь у сайта своя позиция, у газеты – своя. При прошлом подсчете сайта вообще не было, сейчас он есть и поднимается. Я надеюсь, что он свое достойное место займет, но нам для этого надо тоже активнее работать с эксклюзивной, партнерской информацией. Тогда мы сможем стать интересными для цитирования других изданий, а мы можем их цитировать, если привлекает тематика. Мы на рейтинг «Медиалогии» внимание обращаем, потому что он важен для наших партнеров, будь то рекламодатели или чиновники. Рекламодатель в этом смысле сейчас грамотный. Мы работаем над тем, чтобы позиции улучшались.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь