Воронеж БИЗНЕС

Мечты о концессии парка «Танаис», творческий подход к работе и масштабные планы – руководитель воронежского проектного агентства Вероника Ковалева

Мечты о концессии парка «Танаис», творческий подход к работе и масштабные планы – руководитель воронежского проектного агентства Вероника Ковалева

Источник: abireg.ru
Воронеж. 28.01.2022. ABIREG.RU – Аналитика – В Воронеже реализуется большое количество национальных и локальных проектов. Их основная цель – конечно же, сделать город красивым, привлекательным и комфортным для его жителей. Чтобы воплотить эти проекты в жизнь, необходимо эффективное управление многочисленными задачами. О том, какой вклад в развитие города приносит проектная работа, «Абирегу» рассказала и. о. директора МКУ «Агентство по созданию и развитию системы управления проектной деятельностью» Вероника Ковалева. – Вероника Владимировна, расскажите о работе агентства. Ведь за несколько лет, начиная с 2018 года, учреждение довольно сильно изменилось. Какие функции оно выполняет сегодня? – Решение о создании проектного офиса было принято бывшим главой города, нынешним губернатором Александром Викторовичем Гусевым. МКУ как агентство и как проектный офис не изменилось. Изменились функции, их стало больше. С 2018 года мы увеличили объем и виды задач, которые выполняем. Так, в 2019-м перед администрацией была поставлена новая задача – сформировать портфель муниципальных составляющих региональных проектов, результаты которых формируют показатели национальных проектов. Мы стали первопроходцами в этом направлении и помогли структурным подразделениям администрации эти проекты формализовать, структурировать, выверить и согласовать для своевременного достижения результатов в установленные сроки. Помимо этого, в задачи учреждения входит работа в направлении развития муниципально-частного партнерства. Мы помогли реализовать проект сдачи в концессию парка «Дельфин», приложили очень много усилий. Также в начале 2022 года на установочном совещании мэр Воронежа Вадим Юрьевич Кстенин обозначил более 40 стратегических задач для развития города. Он их видит как проекты. Поэтому с нашей стороны поступило предложение реализовать эти задачи с применением инструментов проектного управления. Вадим Юрьевич погружен в нашу текущую проектную деятельность и поддержал наше предложение. Мы помогаем структурам выстроить работу по единому пониманию этих задач и организовать эффективное межведомственное взаимодействие. Мы содействуем созданию структуры, при которой все участники реализации упомянутых ключевых задач будут знать функции друг друга и понимать отклонения своей задачи и задачи другой структуры, которая с ней связана. Соответственно, у руководителей будет инструмент реагирования на отклонения, возможность своевременного принятия соответствующих управленческих решений. По классике проектного управления проект всегда реализуется в условиях ограничений – как правило, выделяют три основных ограничения: качество (требования к результатам), ресурсы (трудовые, финансовые), сроки (время реализации). При этом проект всегда реализуется в условиях неопределенности. – Неопределенность какого плана? – Когда проект стартует, мы понимаем состав задач, но также осознаем, что на их реализацию влияет огромное количество факторов. Отсюда неопределенность. Особенно сложны в этом плане проекты в сфере государственно-частного партнерства, в которых мы принимаем активное участие. Так, сдача в концессию «Дельфина» – это была очень сложная задача. Мы стояли у ее истоков и довели этот проект до подписания концессионного соглашения. Мы мониторим его преображение до конечной точки. Надеемся на успешную его реализацию. – Если во время процесса реализации проекта концессионер не до конца исполняет свои обязательства, вы можете вмешаться? – На этапе подписания концессионного соглашения мы отдаем объект инвестору и доверяем ему. Мы надеемся на его ответственность и добропорядочность, на то, что все задачи, которые были поставлены, инвестор выполнит. Подписанный документ является формализацией отношений между концессионером и концедентом. В документе, который мы подписали, прописаны все договоренности, в том числе этапы и ключевые задачи, которые концессионер обязан выполнить. Соответственно, расписана и ответственность за отклонения от плана. Пока концессионер движется в установленных рамках. – То есть все задачи, которые касаются проектов, которые вы реализуете, проходят через вас? – Да. На этапе старта мы помогаем создать паспорт проекта, утверждаем его на Комитете управления проектами, распределяем задачи, синхронизируя их между собой. Это очень объемный документ, который помогает понимать нам, куда мы движемся, позволяет своевременно использовать инструменты реагирования на отклонения. Это единое информационное поле для всех участников проекта. – Инструмент реагирования на отклонения – что это? – При реализации проектов важно своевременно принять правильное управленческое решение в случае отклонений. Вовремя принятое решение с высокой степенью вероятности снизит риски неисполнения задачи. И ключевая задача здесь – это быстрое получение информации об отклонении, понимание зависимости смежных задач, принятие мер реагирования на риски. – Расскажите об актуальных проектах, которые реализует агентство в Воронеже. – Сейчас одним из самых основных направлений нашей деятельности являются мониторинг и реализации нацпроектов в Воронеже. Их конечный срок реализации на территории города – 2024 год. Соответственно, подводить итоги по ним рано. Также мы ведем нестандартный нетиповой проект, формат которого никогда не реализовывался. Мы являемся администраторами стратегического регионального проекта «Реконструкция Петровской набережной». Здесь задача еще более широкая. Если национальные проекты – это деятельность структур администрации, то региональный проект – это межведомственное взаимодействие структурных подразделений администрации и исполнительных органов государственной власти Воронежской области. Ранее опыта формализации и синхронизации такого обширного спектра задач в разных сферах не было. Таким образом, мы стоим на стыке глобальных задач, которые нужно решать совместно, одной большой командой. В самом начале пути находится инвестиционный проект реконструкции парка «Танаис». Мы уже приступили к структурированию этой глобальной задачи. Агентство действует по принципу одного окна: к нам стекается вся информация от управлений и потенциальных инвесторов. Парк – место очень памятное для жителей, поэтому подход к реализации проекта должен быть очень деликатный. Я надеюсь, что мы сможем найти пути его реализации в рамках муниципально-частного партнерства. – Вы всё еще принимаете заявки по парку «Танаис»? – Да. У нас уже есть потенциальные инвесторы, они сейчас готовят свое видение. От администрации концепция уже разработана. Эта концепция является базовой – по сути, парк практически не поменяется: по-прежнему останется существующая зональность, концепция повысит ее качество. Предложения потенциальных инвесторов – это базовый концепт администрации, который будет синхронизирован с бизнес-моделью инвесторов. В предложенных проектах должна быть соблюдена утвержденная зональность и сохранена зеленая территория. Вся работа по парку «Танаис» проходит под непосредственным контролем главы города Вадима Кстенина. – Сравните работу над проектом смарт-парка «Дельфин» и парка «Танаис». – Их нельзя сравнивать, всё-таки у них разные площадь и местоположение. С точки зрения бизнес-модели парк «Дельфин» – это компактная территория, располагающаяся совсем близко к центру города (только Северный мост переехать), требующая меньше вложений, с широкой береговой полосой и видовыми площадками. Парк «Танаис» – это 21 га зеленого леса, открытых площадок немного, большая часть территории – сосновый лес. Месторасположение «Танаиса» удалено от центра, поэтому его бизнес-модель будет совсем иной. – Действительно ли проектный механизм упрощает общение между структурами? – Конечно. Если межведомственное взаимодействие не будет синхронизировано, с большой долей вероятности невозможно будет определить, где источник отклонений. Когда нет общего понимания и единого информационного механизма, который позволит всем жить в одном информационном поле, то трудно выявить, где проблема. – Вероника Владимировна, расскажите об инвестиционной карте Воронежа. Для чего она нужна? Что изменилось с ее появлением? – Мы живем в век цифровизации всех услуг, государственные услуги не исключение. Сложно представить, как найти помещение в муниципальную аренду без инвестиционной карты: зайти на сайт, найти там соответствующий раздел, позвонить, не дозвониться, позвонить еще раз... Это была очень сложная задача. Мы все уже живем в мире, где всё оцифровано. Инвестиционная карта – это гибкий информационный инструмент. Для инвесторов, предпринимателей нужен был некий интерактивный механизм, который позволит быстро найти в нужном районе интересующее помещение. И хорошо, если бы он смог тут же увидеть фотографии, понять примерно объем требуемых вложений, техническое состояние объекта. Сейчас эта информация сведена в едином информационном ресурсе. Более того, в карте реализован еще один механизм – обратная связь от горожан. Мы постоянно совершенствуем карту, реагируем на запросы от инвесторов и воронежцев. Любой человек может выразить свое мнение, каких именно услуг не хватает в районе: салона красоты, продуктового магазина или детской студии танцев – на карте появится маячок о том, что в этом районе есть потребность в определенном сервисе. Предприниматель, заходя на инвестиционную карту, видит маячки и прикидывает свои возможности. – Объясните, почему на инвестиционной карте не выкладываются концессионные предложения от инвесторов? Почему это недоступно для жителей? – Концессионный механизм вроде бы понятный, но достаточно сложный. Не каждый инвестор захочет свои планы выставлять на обсуждение общественности. Это ведь бизнес. Да, инвестор решит социальную задачу, он выполнит благоустройство, но инвестиции должны вернуться: так заложено в бизнес-модели. На этапе проработки концепции реализации проекта все ее аспекты тщательно анализируются. До принятия соответствующего решения и без разрешения потенциального инвестора мы не можем обнародовать его планы. Однако проекты, предполагающие преображение общественных пространств, обязательно должны получать обратный отклик жителей перед их реализацией. – Как часто вообще карта обновляется? – По мере необходимости. Обновлением карты занимаются мои сотрудники. Также мы ведем странички инвестиционной карты в соцсетях, где информируем о текущих торгах на муниципальные помещения, даем новости города или просто интересные материалы из мира инвестиций. – На создание инвестиционной карты было потрачено много ресурсов. С ее появлением увеличилось ли количество потенциальных инвесторов? Она рентабельна? – Рентабельность – это относительный показатель экономической эффективности. Чтобы измерить экономическую эффективность того или иного инструмента, нужно знать базовые условия. Базовую потребность или эффективность, количество и объемы инвестиций, вложенные в муниципальные помещения, никто никогда не измерял. Соответственно, измерить, сколько стало сейчас по отношению к неизвестному, мы не можем. Вместе с тем отмечу, что этот механизм невозможно было не создать. В конце концов, всё равно некий интерактив обязательно бы пришел. У нас есть обратная связь и от Управления имущественных и земельных отношений, и от тех инвесторов, с которыми мы общаемся. Картой действительно пользуются. – Как происходит процедура работы с проектами и потенциальными инвесторами? – Во-первых, на инвестиционной карте есть ранжирование типов объектов по их целевому назначению. К каждому объекту прикреплен номер телефона, по которому можно позвонить и узнать нюансы. Если мы говорим о помещении, следующим этапом будет выезд на объект. Далее помещение выставляется на торги. Благодаря этому механизму [время] от поиска помещения до фактической заявки сокращается. Если же объект, например, подразумевается сдать в концессию, то тут подключается проектный офис, поскольку концессия – это уже более сложная работа, требующая ответов от большого количества структур, поэтому данная работа должна быть скоординирована единым центром. – Какие сотрудники работают в вашей организации? В таком агентстве, скорее всего, должны работать творческие и активные люди... – В какой-то мере, конечно, творческий подход в нашей работе нужен, потому что мы сталкиваемся с задачами из абсолютно разных сфер. <...> Вместе с тем в моей команде работают люди с гибким умом, способные быстро принимать решения, способные качественно структурировать ту или иную задачу. Мои сотрудники работают с большим объемом разноплановой информации, часто требуется погружаться в абсолютно разную профессиональную деятельность. Проектный менеджер должен уметь быстро выявить самую суть задачи, проблемы или препятствия, с которыми проект столкнулся. – Как у вас происходит общение с инвесторами? Ведь это же бизнесмены. Сложно с предпринимателями находить контакт? – Тут надо просто понять, что у всех свои цели и задачи. Наша задача, как проектного офиса администрации, – отстоять позицию администрации в проекте, но вместе с тем внимательно прислушиваться к тому, что говорит инвестор. Мы должны сойтись где-то на середине в наших точках зрения. Наша общая цель – реализовать проект. Мы умеем слушать, слышать и анализировать. – Какие цели и задачи ставите непосредственно перед собой в качестве руководителя и перед своей организацией на 2022-й? – Безусловно, мы продолжаем реализацию национальных проектов. Это наш приоритет. Вместе с тем в конце прошлого года мы повысили свою квалификацию. Часть команды проходила специализированное обучение в Национальном центре государственно-частного партнерства в Москве. Так как муниципально-частное партнерство активно развивается, повышать компетенции в данном направлении просто необходимо. Есть задачи, касающиеся инструментов проектного управления. Мы тоже планируем перейти в интерактив – на уровне правительства Воронежской области внедряется информационная система управления проектами. Городской проектный офис принимает активное участие в адаптации данного информрешения под задачи муниципалитета. Это будет очень удобный механизм как для руководителей, так и для сотрудников, которые реализуют проекты. Уйдет большая часть бумажной работы. Я надеюсь, что все планы, которые обозначены администрацией в качестве ключевых на 2022 год, будут успешно реализованы, а те решения, которые внедряются при участии проектного офиса, будут содействовать достижению целей.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь