Воронеж ГОРОД

Андрей Марков: «Самый интересный вопрос – понимание публичной власти»

Андрей Марков: «Самый интересный вопрос – понимание публичной власти»

Источник: vrntimes.ru
Редакция «Время Воронежа» поговорила с депутатом Госдумы от Воронежской области Андреем Марковым о парламентских выборах в 2021 году и «списочках кандидатов», значимых законопроектах осенней сессии, слухах и «телеграммности» на местных выборах-2020. О выборах-2021 в Госдуму – Президент Владимир Путин встретился с лидерами фракций и фактически дал старт предвыборной кампании в Госдуму. Уже сейчас СМИ пишут о стратегиях АП, в том числе о вероятном сотрудничестве «Единой России» с малыми партиями в будущем созыве. Какая у вас информация по будущим выборам? Сохранится ли тренд на обновление власти? – Отвечу нестандартно. С чего вы взяли, что тренд на обновление — это именно новые люди? Обновилась, к примеру, областная думы на 40 %. Дальше вопрос – а что обновилось? – Новые лица – вариант обновления системы, она же персонифицирована. – У нас персонифицирована система в случае с президентской властью. Не в обиду никому будет сказано, но в другом случае я не считаю, что это в принципе обновление. Его нельзя воспринимать, что вместо Маркова придет Иванов. Будет ли Иванов делать что-то другое, отличное от того, что делал Марков? Я сомневаюсь. Обновление – это когда меняют стратегию, идеологию, действия. Да, поменялся персональный состав, но основные принципы остались те же, партийная работа ЕР и прочее. При этом я не говорю, что это плохо, поскольку избиратели проголосовали. К тому же, «Единая Россия», как бы это кому-то не хотелось, остается символом и проводником идеи стабильности. Особенно это проявилось в сложной ситуации пандемии. Партия хорошо поработала в этот период. – По опросам люди хотят обновления во власти. Что тогда имеется в виду? – Нельзя воспринимать, что можно сверху скомандовать: «Обновляемся». «Мыши, станьте ежиками!», и мыши стали ежиками. Так не бывает. Обновление – этот запрос. Он реализуется в том, что в России появились «Новые люди», «За правду» и прочие. Их идеи, наверное, сработали. Хотя в нашем традиционалистском регионе не сработали. Потому что мы с неким опозданием по политическим действиям идем, люди консервативны по своему духу, долго к новому привыкают. – Почему тогда традиционалисты из «За правду» не получили мандатов в Воронежской области? – Пусть они анализируют, почему у нет здесь успеха. Если б я был простым избирателем, я бы не видел ни одного отличия «За правду» от «Родины». Наверное, их и нет, только в персонификации. – Какие из малых партий пройдут в Госдуму? Уже активно говорят о шансах. – Я не буду поддерживать эти версии, это все досужие разговоры. Это все элемент «телеграммности», наносных слухов. Но проходят выборы, и оказывается все совсем по-другому, чем писали «политические наблюдатели». По агрессивности, возможно, шанс есть у «Новых людей». Они очень жестко зашли в три региональных парламента. В Воронежской области они себя вели тоже очень агрессивно с точки зрения воздействия на комиссию, участия в процессе. У кого и где они возьмут процент, я не знаю. – Сейчас, кстати, есть версия, что «Единая Россия» не получит конституционное большинство в Госдуме. – Посмотрим. На самом деле, когда говорят, что все отнимают у ЕР, это неправда. Меня удивило на этих выборах в Воронеже, что и «Родина» показала результат, и эсеры. Они, по сути, на одном поле – социал-демократическом. Но каждый раз перед выборами я слышу разговоры, что эсеры ничего не наберут. Социология показывает, что у них нет шансов, потом смотришь, а они проходят и еще как. Поэтому телеграммность на деле не работает. – Федеральные СМИ пишут, что губернаторы и ЕР уже сдали примерные списки кандидатов в Госдуму. В Воронежской область есть такой «списочек»? – Такого не слышал. Я пойду на выборы. Считайте, что я в списочке. О падении рейтинга «Единой России» и пандемии – Падение рейтинга «Единой России» вам лично мешает работать в округе? Отношение людей, например, меняется последнее время? – Я не заметил разницы между 2016 годом и 2020-м по отношению людей к тому, что происходит. Мы как приезжали, как ходили по разрушенным школам или по ФАПам, которые нужно реконструировать, так и ходим. Понятно, что делается много, но принцип работы чуть другой. Нет смысла участвовать в парадных мероприятиях, нужно заниматься проблемами. Мне кажется, и люди понимают, что есть разница между партией, которая пытается решить проблему, и партией, которая просто кричит о проблеме. В период пандемии партия показывает системную и самоотверженную работу. Гражданские организации, волонтерские организации сработали сильно, активно. И наша партия их поддержала, и я лично их поддерживал. В том числе, участвовал в организации мероприятий. – Была прямая директива от партии – «работать на социалку»? – Насчет жесткой директивы — неправильно так говорить. Потому что есть внутреннее желание это делать. И решение партии. Конечно, оно было, но это нормально. О новых законопроектах – Из законопроектов осенней сессии какие можете отметить? – По своему комитету – это блок законопроектов, которые касаются общественного самоуправления. Дело в том, что оформить ТОСы как юрлицо сейчас достаточно сложно. Пакет законопроектов связан с тем, чтобы найти для ТОСов промежуточную юридическую форму. Это поможет им вырасти в проектах. Сейчас мы ждем, когда появится президентский законопроект, связанный с изменением Конституции. Есть еще бюджет, который будет очень сложно проходить. Будем надеяться, что мы проголосуем за него консолидировано. – Уже заявлены громкие проекты. От «Справедливой России» – о будущей индексации пенсий работающим пенсионерам. – Это для нас тоже больной вопрос. Всегда было очень сложно голосовать против индексации, понимая, что она нужна и как нас люди воспринимают. Когда принималась Конституция, именно «Единая Россия» этот вопрос поставила. Хорошо, если «Справедливая Россия» на себя затягивает эту тему, но вопрос прозвучал в ходе второго чтения по Конституции именно от нашей партии. О Госдуме 16/21 – Можете назвать топ-3, чем запомнится людям этот созыв Госдумы? – Поправки в Конституцию – безусловно, то, что будет записано в историю. Второе – пенсионная реформа. – За пенсионную реформу люди вряд ли скажут спасибо. – Знаете, что вы помните по монетизации льгот? А ведь были протесты, митинги. Что сейчас люди об этом думают? Все уже забыли про это. А жизнь тем не менее продиктовала. Про пенсионный возраст то же самое. Может, забыть будет трудней, но поверьте мне, пройдет 10 лет, и я, наверное, не буду себя ругать за то, что принял законопроект. Нельзя только от эмоций исходить. По значимости я бы назвал еще законы, которые касались взаимоотношения власти и общества. Об оскорбление власти, еще закон, когда наоборот представитель власти ведет себя неподобающим образом. О публичной власти - В этом созыве незаметно, но сдвинута с места проблема с межбюджетными отношениями. Сделаны небольшие движения в сторону региональных и местных бюджетов. Они очень маленькие, но всегда интересно намечать путь, правда, плодами пользуются другие. Цветочки-то есть – я думаю, в том числе, это и наша заслуга. Будут ли ягодки, посмотрим. Самый интересный для меня вопрос – какая будет конфигурация в понимании единой системы публичной власти. Потому что в Конституции есть это изменение, и его безусловно надо будет отразить в законах о местном самоуправлении. Мне бы очень не хотелось, если бы тот позитив, который есть в местном самоуправлении, возможность быть самостоятельными, не исчезли окончательно. Уже сейчас половина конкурной комиссии по выборам главы муниципального района назначается губернатором. Я остаюсь сторонником того, что предельная жесткость конструкции нелогична с точки зрения того, что происходит в экономике, общественных отношениях. Они диверсифицируются, мир усложняется, поэтому реакция должна быть более гибкой. То есть, каждая конструкция должна работать как независимая подвеска. Вот ты едешь по кочкам, и каждое колесо сработало. Если ты все это уберешь, ты просто разобьешь машину. – Вы к тому, что надо оставлять самостоятельность на местах? – Надо оставлять возможность гибкого реагирования на проблемы, которые в 90 % случаев решаются на месте. Ну нельзя к президенту обращаться с вопросом «у меня покосился забор». Это может решить глава поселения. О фальсификации истории – Как вы относитесь к законопроекту о фальсификации истории Второй мировой войны, который предполагает уголовную ответственность? – Не хотелось бы видеть уголовные процессы, которые бы нарушали все принципы исторической науки, методологии. Я историк, и с трудом представляю такой судебный процесс над фальсификатором. Кто в таком случае выступит экспертом? Общественные науки невозможно развивать без свободы мнения, без точек зрения. Другой вопрос, что факты можно интерпретировать, сознательно разжигая негативную реакцию в людях. Тогда это фальсификация. Но я всегда боролся с борцами фальсификации истории, потому что еще больше возникает опасности. – Кстати, как вы относитесь к итальянскому памятнику в Россоши? – Я слышал все эти мнения, но это не имеет никакого отношения к истории, это хайп. Если мы хотим, чтобы ни один наш памятник не трогали другие народы там, где погибли наши люди, надо помнить, что с мертвыми воевать нельзя. Если мы не хотим, чтобы итальянские войска приходили к нам в Россошь, он должен там стоять. Я считаю, что сейчас в мире происходит откат, это как болезнь роста. Россию пытаются во многом обвинить, но не мы первые это начали. Если вспомнить памятники или возврат националистических движений. Мы в данном случае отвечаем, но иногда не так грамотно, как хотелось бы. Я не буду и не хочу политизировать историю с этим памятником в Россоши. О воронежских выборах-2020 – Перед выборами штаб Навального обвинил вашего помощника якобы в фальсификации подписей. Зачем? – Я не буду оценки давать. Взяли и ни с того, ни с сего попытались окунуть в грязь и меня, и моего помощника. Ребята, у вас это цель в политике всех в грязи извалять, не разобравшись? По поводу их «умного голосования» – у нас оно не сработало абсолютно. – Но говорят, бывший координатор штаба Павел Смирнов – ваш помощник? – Я узнал новое о себе. У меня нет помощника Смирнова. – Мы с вами год назад говорили о новой гордуме Воронежа. О чем говорит факт, что губернатор Александр Гусев вмешался в процесс выбора спикера? Мэр, например, никак политически себя не проявил. – Это свидетельствует только о том, что губернатор уделяет очень большое внимание городу. Собственно говоря, это неудивительно, потому что он пять лет был мэром этого города. – По округу №6 в гордуму прошел самовыдвиженец, а не единоросс. Почему, как думаете? – Мы все время думаем, что кто-то повелевает процессами, такие зевсы-громовержцы. Но выборы – это всегда еще и голосующие люди. Люди выбрали самовыдвиженца. Значит, не доработал кандидат от ЕР и кандидаты от других партий. – В 2021 году какие партии могут выиграть у ЕР одномандатный округ? По Воронежской области. – В 2015 году Воронежская область даже потеряла, потому что у нас был депутат от ЛДПР, от «Справедливой России». Главный вопрос в том, как будут сформированы округа. Я прогнозирую, что одномандатные округа выиграет ЕР. Но мы должны понимать, что это федеральная кампания, и она во многом зависит от внешних условий по отношению к нашей области. Поэтому не смогу сейчас прогнозировать процент по спискам. Но с учетом участия большего количества партий, наверное, он будет поменьше, чем в 2015 году. Но это не должно быть проблемой. Беседовали Ирина Овчарова, Александр Баймурзаев

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь