Воронеж ГОРОД

Халатность в халате или врачебная тактика – почему родственники умерших пациентов ополчились на Павловскую РБ

Халатность в халате или врачебная тактика – почему родственники умерших пациентов ополчились на Павловскую РБ

Источник: vrntimes.ru
В Павловской районной больнице Воронежской области 1 сентября умер 60-летний Александр Семилетов. По мнению семьи Семилетовых, именно халатное отношение лечащего врача и медперсонала привело к таким последствиям. Из- за полученных травм в ДТП Александр находился в стационаре с 14 августа, спустя десять дней у мужчины появились пролежни. В районной больнице уверяли семью в «положительной динамике» пациента. В итоге мужчина скончался от перитонита после экстренной операции, как отметили в областном Департаменте здравоохранения. В то время как семья Семилетовых уверена в том, что никакого хирургического вмешательства не было, и врачи скрыли факт смерти Александра еще до ее «начала». В Верхнем Мамоне Воронежской области вечером 14 августа произошло ДТП из-за неисправности колеса автомобиля. За рулем легковушки сидел Александр, а рядом с ним, на переднем сиденье – жена Галина [прим. ред. – не пострадала]. Сначала машину повело по дороге, а после она слетела в кювет так, что задняя часть авто оказалась на бетонной плите. Пострадавших обнаружили по свету горящих фар, подошедшие на помощь люди помогли выбраться супругам из транспорта. Семья Семилетовых из Богучара, но мужчину отправили лечиться в Павловск, ссылаясь на то, что в районной больнице лучше медаппараты, а специалисты высококвалифицированные. Фактически в больницу Александр Семилетов пришел самостоятельно вечером 14 августа. После случившегося ДТП ему требовалось обследование. Медики диагностировали у мужчины компрессионный перелом позвоночника. По словам дочери Нелли Андреевой, первое и последнее исследование, врачи провели 16 августа – сделали рентген, а после больше ничего не проверяли вплоть до первого сентября. Из-за аварии Александр перестал чувствовать конечности: сначала отказали руки и ноги, но позже ноги все-таки заработали. Он был полностью зависим от медперсонала больницы – по словам родным, ему приходилось ждать ухода и питания по 18 часов, то же кормление должно было проходить с ложки. Спустя 10 дней «лечения» в стационаре у мужчины появились пролежни, поскольку его никто не переворачивал. Семья купила пять различных мазей, но в итоге медперсонал использовал ее только один раз, как уверяет Нелли. «Мы просили, мы умоляли врача дать нам возможность ухаживать за своим отцом. Даже спрашивали о платной плате, переводе в другую больницу. Если вы не успеваете подходить ко всем больным, вам не хватает персонала для этого – разрешите нам! Мы были готовы кормить, переворачивать, дежурить возле кровати. Но было во всем отказано, нам запретили даже появляться в стационаре, ссылаясь на коронавирусные ограничения. При том, что в соседних отделениях такого не было, посещать больных могли все», – вспоминает дочь Александра Нелли Андреева. Александр Семилетов и его дочь Нелли Андреева Вышло так, что большую часть времени главной опорой и помощником больного, по словам дочери Нелли Андреевой, был сосед по палате Владимир. Он просил персонал отозваться на просьбы обездвиженного Александра, когда медсестры не приходили к Семилетову больше нескольких часов. Через Владимира жена и дочери Александра передавали еду, узнавали о его состоянии. Соседи по палате даже сдружились и договорились сходить вместе на рыбалку после выздоровления [прим. ред. – семья Семилетовых разыскивает пациента отделения травматологии Владимира, соседа по палате Александра Семилетова]. Журналист «Время Воронежа» отправил запрос в региональный департамент здравоохранения с просьбой изложить свою версию случившейся трагедии. «По информации Павловской РБ, больной был доставлен бригадой СМП Верхнемамонской РБ 15 августа с тяжелой травмой. После осмотра реаниматолога, травматолога, хирурга, невролога, проведенного КТ головного мозга, органов грудной клетки, шейного и поясничного отдела позвоночника, УЗИ органов брюшной полости, больного госпитализировали в отделение реанимации, где проводилась интенсивная терапия. Медработники Павловской РБ провели экстренную телемедицинскую консультацию с дежурным нейрохирургом центра медицины катастроф и получили рекомендации по тактике лечения больного. 16 августа врачи провели телемедицинскую консультацию с заведующим нейрохирургическим отделением ВОКБ №1 и согласовали лечение пациента. Больного ежедневно осматривали травматолог, невролог, реаниматолог. После стабилизации состояния, пациента перевели в травматологическое отделение для дальнейшего лечения. Согласно утвержденному распорядку, кормление и уход за пациентами проводится обязательно три раза в день, а также по требованию больного», – ответили в областном Департаменте здравоохранения. Отметим, что родственники Александра Семилетова рассказали нашему изданию, что обращались к главному врачу Александру Королюку и к заместителю главврача Ольге Оськиной, которые говорили, что дальнейшее лечение будет назначено после спада отека. Нелли Андреева регулярно звонила в отделение травматологии, узнавала о том, почему отцу не делают снимки. На что ответы Андрея Шегиды, со слов дочери, не менялись: «Если я этого сейчас не делаю, значит, не считаю нужным. Сделаем позже». Также, по словам дочери Нелли, лечащий врач постоянно твердил о «положительной динамике», о том, что отцу требуется консервативное лечение – лежачий покой. Семилетовы даже обращались к знакомому врачу из Богучара, просили ознакомиться с течением болезни, узнать информацию о состоянии, но все бестолку, его также пытались убедить в «положительной динамике» пациента. Александр Королюк - главный врач Павловской районной больницы По словам родных погибшего, ближе к сентябрю лечащий врач сообщил родственникам о том, что скоро мужчину выпишут. Поскольку улучшений в состоянии здоровья семья Александра Семилетова не наблюдала, она планировала перевести его в Воронежскую областную больницу. Рентгеновские снимки мужчине делали и в день смерти, первого сентября, но почему их так никто и не увидел, видимо, останется загадкой. Ведь первого сентября сестра Александра специально приехала за ними, чтобы забрать в электронном виде для перевода пациента в воронежскую клинику. Она ждала результаты около пяти часов, но ей их так никто и не отдал. В этот же день Нелли Андреева консультировалась и просила нейрохирурга Валерию Ланецкую взять отца на реабилитацию в отделение нейрохирургии Воронежской областной клинической больнице №1. По словам Нелли, врач решил ознакомиться со снимками пациента за 16 августа и первое сентября, но их не оказалось в центральном электронном архиве, они исчезли. Что уже подозрительно, ведь, как утверждают родственники, на тот момент они были не в курсе того, что их главе семьи стало хуже. «Тогда нам еще никто об этом не сказал, а снимки уже пропали. Получается, что первого числа они уже поняли, что что-то не так с моим папой и, видимо, стали «подчищать» свои ошибки. Где-то в обед нам позвонила медсестра с папиного телефона и сообщила о том, что у него стал твердым живот, перитонит, отправляют на операцию. Дали трубку папе на несколько секунд – он с трудом говорил, его было практически не слышно, он хрипел, это голос умирающего человека. Спустя три часа после операции нам сообщили, что папа умер», – вспоминает Нелли Андреева. «При планировании выписки у пациента появились боли в животе (признаки острого живота). После экстренных дообследований, больного прооперировали. Но, к сожалению, в постоперационном периоде пациент скончался. Все рентгеновские снимки хранятся в центральном архиве медицинских изображений в электронном виде. На данный момент все документы по данному пациенту находятся на судебно-медицинской экспертизе. После их передачи в больнице будет проведено служебное расследование», – сообщают в Облздраве. По наблюдениям семьи, после операции заместитель главврача Ольга Оськина закрылась в кабинете на 1,5 часа: она готовила документы. Как утверждают родственники Александра, ни жену Галину, ни дочерей туда не пускали. По прошествии этого времени замглавврача и хирург сообщили семье о проведенной полостной операции. Галина Семилетова уточнила: «Это что же, вы сняли с него корсет?». На что врачи ответили согласием. Нелли рассказала, что при этом в морг отца доставили в корсете, на котором было только одно небольшое пятнышко крови. После того, как мужчину привезли домой, жена и дочери проверили его тело – они не обнаружили следов полостной операции. Единственное, что было – рубец от вскрытия, который слегка затянули, а не зашили. Из-за этого предположения семьи стали еще более основательными. «Скорее всего, папа умер раньше на несколько часов, а нам уже просто позже об этом сказали, чтобы у них было время подготовить документы, может быть, что-то переписать, дописать. Нам выдали справку без подписи главврача, в которой причиной смерти указывается «перелом позвоночника» и ни слова о перитоните. Тогда зачем была нужна полостная операция, о которой нам сообщали? Ему же раньше ставили диагноз, в котором не говорилось о повреждении внутренних органов, а только лишь о компрессионном переломе позвоночника и ушибе спинного мозга. К сожалению, нам очень сложно что- то доказывать, ведь все документы у нас изъяла полиция, но их фото имеются, а медицинскую карточку врачи так вообще не показали. Даже когда мы забирали папу из морга, встретили лечащего врача Андрея Шегиду, мой муж спросил у него: «Ничего не хотите сказать?». Ответ: «Нет». Просто человек до сих пор не считает себя виноватым в смерти моего отца. Также его не отстранили от дел, он продолжает работать, я проверяла [прим. ред. – 8 сентября]», – недоумевает Нелли Андреева. Помимо этого, семья Семилетовых опасается подмены результатов реальной экспертизы. Ведь в день вскрытия Александра, проверяли еще одного мужчину, по словам Нелли. Спустя неделю после смерти Александра Семилетова – 8 сентября возбудили уголовное дело по статье 109 части 2 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». «Устанавливаем обстоятельства в рамках расследования уголовного дела мы не вправе разглашать какие-либо другие сведения», - комментируют в СК Воронежской области. Известно, что семья Семилетовых писала обращения в управление президента РФ, СК, Прокуратуру, министерство здравоохранения РФ, в ТФОМС, к политическим партиям и к губернатору Воронежской области. На данный момент управление президента РФ уже передало имеющиеся материалы по данным обстоятельствам в Федслужбу по надзору в сфере здравоохранения. После общественного резонанса к дочери Александра Нелли Андреевой стали лично обращаться пострадавшие, как они считают, от халатности врачей и персонала в Павловской РБ. Помимо этого, в соцсети ВКонтакте появилось большое количество историй «знакомства» с методами лечения местных докторов. Судя по отзывам лечащихся в Павловской РБ, у врачей и персонала районной больницы существует не самый приятный бэкграунд. «У нас история была еще до коронавирусной инфекции. Я пробивалась в реанимацию, чтобы покормить. Приходила дважды в день. Пропускали с большой неохотой. Говорили, что они и сами могут покормить. Ага, знаем, проходили… А про переворачивания лежачего больного и его уход – вообще отдельная и больная тема. Пролежни там – обычное дело», – комментирует пост во ВКонтакте Юлия Рягузова. «Не буду утомлять подробностями лечения мужа, но его вообще не лечили. Он умер, и я проклинаю весь персонал и главного врача больницы», – говорит жительница Павловска Галина Бердиева. «Александр Королюк будет покрывать Андрея Шегиду. У Королюка кто-то из родственников сидит в Облздраве. Моей землячке, делая операцию, забыли вытащить тампон из тела, так и зашили. Умерла в страшных муках, а никто наказания не понес. Только полная огласка и попытка прыгнуть выше Воронежа смогут наказать виновных», – уверяет житель Павловска Артем Солодкий. Автор: Виктория Ненашева Фото взяты из личного архива Нелли Андреевой и с личного канала на Youtube Александра Королюка

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь