Воронеж КУЛЬТУРА

На Платоновфесте в Воронеже покажут спектакль известного режиссёра о его великих родителях

На Платоновфесте в Воронеже покажут спектакль известного режиссёра о его великих родителях

Источник: tv-gubernia.ru
Московский театр «Школа современной пьесы» представит на Платоновском фестивале в Воронеже две своих постановки. В обоих случаях режиссёры обратились к истории своей семьи. Первым воронежский зритель увидит спектакль Дмитрия Крымова «Все тут.». Его режиссёр посвятил отцу – режиссёру Анатолию Эфросу и матери – театральному критику Наталье Крымовой. Занятые в постановке актёры и художественный руководитель «Школы современной пьесы», народный артист России Иосиф Райхельгауз встретились с воронежскими журналистами в среду, 9 июня.  В основе «Все тут.» – пьеса Торнтона Уайлдера «Наш городок». Постановщик использовал её как отправную точку для погружения в прошлое и новой встречи с ушедшими родителями.  В далёком 1975 году юный Дмитрий Крымов посмотрел с ними американский спектакль по этой пьесе. Мощнейшие впечатления от постановки во многом определили для него выбор профессии. А в 1987 году в Москву привезли спектакль Резо Габриадзе, который грузинский режиссер посвятил памяти только что ушедшего из жизни Анатолия Эфроса. Многие критики назвали «Все тут.» в числе лучших спектаклей 2020 года. За эту работу, которую критик Марина Дмитревская сравнила с «Амаркордом» Феллини, постановщик удостоен Главного приза фестиваля «Уроки режиссуры».  – Мне повезло: когда я учился в ГИТИСе, то жил в одной комнате общежития с великим ныне режиссёром Анатолием Васильевым, – так начал рассказ о своём театре на пресс-конференции в Доме журналистов Иосиф Райхельгауз. – Он открыл в Москве театр «Школа драматического искусства», где потом работала лаборатория Дмитрия Крымова. А я работал в театре «Современник», и мы договорились, что я оттуда уйду и мы откроем вторую сцену, которая будет называться «Класс современной пьесы». Пока оформлялись документы и искали здание, так случилось, что родился театр «Школа современной пьесы». В нём работали и работают выдающиеся артисты. Это главное наше достояние! У истоков театра стояли Альберт Филозов и Любовь Полищук. Потом пришли Алексей Петренко, Юрий Чернов, Ирина Алферова, Татьяна Васильева. «Сейчас у нас 9 народных артистов и много заслуженных!» – гордо произносит его основатель. Фото предоставлено воронежским Домом журналистов Сотрудничество с Дмитрием Крымовым выросло не только из давнего знакомства двух творцов. Это хорошая иллюстрация к принципам работы театра Райхельгауза:  – Я стараюсь звать либо режиссёров выдающихся, таких как Андрей Жолдак, Дмитрий Крымов, Ваня Вырыпаев, либо дипломников. Мы с Дмитрием Крымовым и Александром Галибиным работаем на одной кафедре в ГИТИСе – кафедре режиссуры, которой руководит Сергей Женовач. И мы, естественно, смотрим режиссёрские работы друг друга. Уже к 5-му курсу знаю, на каком курсе есть очень талантливый режиссёр. И он ставит диплом у нас.  Автор спектакля «Все тут.» в дни Платоновфеста готовит к сдаче новую постановку и по этой весьма уважительной причине не смог приехать в Воронеж. О том, как родился и создавался проект, рассказали журналистам актёры. Кто-то встретился с театром Крымова впервые, а актриса Мария Смольникова долгое время работала в составе его лаборатории.  – Я сначала не была в труппе театра, – рассказывает она. – Мы выпустили с Дмитрием Анатольевичем спектакль «Все тут.», и потом жизнь привела меня сюда. Потихоньку влюблялась... Сходила на три спектакля в этом театре и удивилась тому, что мне каждый понравился. В Москве я такое редко испытываю... Лаборатория Дмитрия Крымова зародилась в «Школе драматического искусства», там же и умерла. К сожалению, жизнь такова. Стало понятно, что оставаться там нет ни смысла, ни желания. Но иметь своё пристанище, дом очень хочется. Теперь я – молодой житель этого дома, и мне тут очень хорошо. Мне нравится, что это маленький театр. Большой всё-таки чем-то похож на завод. Кстати, Мария уже приезжала на Платоновский фестиваль, как раз в качестве участницы крымовской «Поздней любви». От той поездки у актрисы остались очень сильные впечатления, и нынешнюю Мария Смольникова ожидала с нетерпением. – У меня роль не получалась, – признался Юрий Чернов. – Она маленькая, но я не мог запомнить текст. Перед этим выпускал спектакль, в котором у меня роль главная, и «флешка» была загружена. Долго репетировали. Маша Смольникова блистала! Она играет Нонну Михайловну Скегину, завлита Анатолия Эфроса. Моя жена была с ней дружна. И когда Машенька репетировала, я каждый раз подходил и говорил: «Вижу перед собой Нонну Михайловну!».  – Я видела её вживую один раз, – рассказала актриса о своей героине. – Это была презентация книги об Анатолии Эфросе. Скегина говорила тогда речь. Потом на запись того выступления я ориентировалась. Выжимку мы взяли для спектакля. Для меня, конечно, это ещё один риск, ещё один страх, который интересно воплотить и преодолеть. Мы сделали даже парик героини. Но когда я его надела, Крымов смутился и сказал, что это слишком, этого не нужно: в театре лучше сохранить условность. Я много кого расспрашивала о ней. Мне рассказывали, что она была невероятно талантливой матерщинницей. Вот этого, к сожалению, я не смогла освоить до конца!  – Конечно, было много импровизаций, – вспоминает Юрий Чернов. – Задавалась, например, тема: грузинский театр. Мы импровизировали вместе с режиссёром – и было очень легко и удобно. Дмитрий Крымов – очень любящий актёров режиссёр. Так легко было с ним работать! Хотя у меня ничего не получалось. И в этом спектакле есть дух добра, лёгкости, тепла, человечности.  – Да, Крымов очень долго искал, как говорил, тон спектакля, – включился в разговор актёр Владимир Шульга. – Он всё время мучился, говорил: «Я не слышу, не слышу!». Звуковая партитура не вырисовывалась. А к концу репетиционного процесса сказал: «Я услышал». При это в спектакле много эклектики. По композиции он как-то сильно неграмотно построен, на первый взгляд. Но в итоге возникает очень стройное, гармоничное произведение.  Владимир Шульга признался, что поначалу даже не хотел играть в спектакле: роль показалась маленькой. Но в ходе репетиций такие мысли ушли, и работа с режиссёром и материалом будущего спектакля продолжалась с удовольствием.  Иосиф Райхельгауз свою оценку творчества Дмитрия Крымова начал с экскурса в историю:  – Сначала драматурги Мольер и Шекспир были авторами спектакля. Потом у драматургов отобрали авторство, и авторами стали артисты. Сто с лишним лет тому назад Станиславский и Немирович-Данченко сформулировали профессию режиссёра, и автором спектакля стал он. А лет 15 назад Дмитрий Крымов, начиная как художник, стал отбирать у режиссёров авторство. Он открыл новое направление в мировой театральной практике: визуальный театр, театр композиционный, световой, театр цветовых гамм.  Художественный руководитель «Школы современной пьесы» признался: для него было очень важно, чтобы Крымов поставил спектакль именно у него. Кстати, в последние годы своей жизни мать режиссёра Наталья Крымова работала в «Школе современной пьесы» заместителем художественного руководителя по творческим вопросам.  Разговоры о том, какой бы спектакль поставить, велись на протяжении нескольких лет. Дмитрий Крымов постоянно предлагал Райхельгаузу «игру с классикой».  – Я сам этим грешу иногда, – вспоминает тот, – но тут говорил «Нет». Он, например, чуть не начал у нас ставить «Бориса Годунова». А пару лет назад я после вечернего спектакля ехал на машине в свой загородный дом, и меня осенило. Я остановился возле леса. Было часов 11. Я позвонил Диме: «Ты мне сейчас ничего не говори, дашь ответ утром. Ты должен поставить спектакль о своих великих родителях!». Он в ответ: «У меня нет пьесы!». – «Ничего не говори! Ты должен поставить спектакль о своём великом папе, который для многих из нас – учитель, о твоей замечательной, потрясающей маме, о тех, кто их окружал. Сейчас я кладу трубку, поговорим утром». Когда я утром приехал на работу, позвонил Дима и сказал: «Что ты сделал?! Мы с Инкой (это его жена) проплакали всю ночь!». И когда начались репетиции, ко мне приходили артисты, прежде всего те, кто Крымова раньше не знал, и рассказывали: «Мы такого раньше не видели. Он читает текст и начинает плакать!». А я в это время в соседнем зале репетировал спектакль «Фаина. Эшелон», который мы тоже к вам привезли. Фаина – это моя мама, она написала книжку, и я её поставил. И когда актриса Елена Санаева начинала читать текст, я тоже плакал. Артисты говорили: «У нас два режиссёра сошли с ума. В какой зал ни заглянешь, они плачут».  – Помощник режиссёра перед началом репетиций клал на стол стопку салфеток, – добавил Владимир Шульга под общий смех. Иосиф Райхельгауз очень счастлив, что именно в его театре был создан спектакль «Все тут.», и, конечно, такая оценка в устах руководителя труппы по отношению к работе другого мастера, а в чём-то и конкурента, дорогого стоит. В ближайший год Дмитрий Крымов снова обещал поработать с актёрами «Школы современной пьесы». С воронежскими журналистами Иосиф Райхельгауз поделился ещё одной новостью, которая заинтригует не только местных театралов. Новый спектакль поставит на этой сцене и Анатолий Васильев. 

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь